Танэол усмехнулся: — Но только посмотри на себя, брат, и скажи мне, кем является для тебя Райси на самом деле… Дорога ли она тебе?.. Для нее ли ты держал все это время место около себя?… Кто она? Девочка, которая с чистой совестью умрет в недалеком будущем ради идей, вбитых тобой в ее наивную головку?.. Кто она для тебя?.. Молчишь… Правильно делаешь, что молчишь, потому что Райси для тебя — никто. — Не смей говорить так! — закричал Туэол, но его брат все так же смотрел на него, и презрение было в его взгляде. Вздохнув, Танэол сделал неопределенный жест рукой — и перед ними прямо в воздухе возник хрустальный шар матового цвета. Он пробормотал что-то — и внутренность шара озарилась искристым белым светом. Проворные искорки одна за другой утащили матовость в глубину, разделили ее на тени и образы. Появилось смутное изображение площади неизвестного города, залитой лучами закатного солнца. Видимо, недавно прошел дождь, потому что то тут, то там на площади были видны лужи и лучи солнца отражались в них. Повсюду в беспорядке валялись кучи мусора… Шар медленно поворачивался вокруг своей оси, показывая площадь. Но наконец он замер: на краю площади тугим строем стояли ффины, их щиты были плотно сомкнуты и вперед были выставлены острия тяжелых копий; ффины стояли не двигаясь, но в их глазах загнанным животным бился страх. — Ответь мне, — заговорил Танэол, — ты ведь знаешь, на кого наставлены копья? Туэол молча кивнул. — Твоя подопечная сумела-таки нагнать в Т’Хагарде страху на целый легион ффинов, и теперь даже тяжелые копейщики боятся соваться к ней. Однако посмотри! Площадь немного отодвинулась в глубь шара и быстро понеслась под ними. И вот виден ее край, где шеренги чернокнижников в один голос выкрикивают финальные фразы какого-то сложного заклинания. Танэол перевел взгляд на брата и жестко усмехнулся: — Да, ффины нарушили все правила. Да, они вызывают Демона. И скажи мне теперь, милый брат, где же твой Бог, где Он и где твоя вера в Него? Почему же ты все еще сидишь на месте, почему ты не спешишь на помощь той, кто в эту секунду жертвует ради тебя своей единственной жизнью? Почему?!! Туэол смотрел в хрустальный шар, а по его щеке медленно бежала одинокая слеза. — Ты подонок, Туэол, — спокойно сказал его темный брат, подымаясь с кресла. Он взглянул на Туэола еще раз, щелкнул пальцами — и все, принесенное им в эту обитель, исчезло. Резкий взмах руки — и портал уже искажает пространство пещеры. В глубине портала виднелись плиты мостовой ффинской столицы. На одну секунду Танэол обернулся и, глядя на них — на троих и одного, — сказал, прищурив глаза: — В Т’Хагарде почти месяц не было дождя. Криво ухмыльнулся и быстро исчез в портале. Джедди нахмурилась, пытаясь понять услышанное, а потом вспышкой молнии в голове пронеслось видение разлитой по камням крови. А еще ей подумалось, что она никогда не слышала, чтоб Драконы плакали.

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»