Прая

Атмосфера в Коллегии была близка к взрывоопасной. Творцы судеб человеческих в который уже раз собрались под одной крышей, чтобы в очередной раз поругаться на тему спасения мира. После возвращения Суи, Ауэна и Райси, после того как из Драконьего портала появились Златовласка и Аэоми, а очередной поход принес очередные победы, стало ясно, что не за горами то самое время, ради которого собрались здесь представители таких различных рас, — время второй Великой Сечи; время вихря смертей и ужаса, но и время новых героев и новых легенд; эпохальное время переосмысления настоящего и создания будущего; время, в котором хотели бы жить все, кто когда-нибудь прочтет о нем… все, кроме тех, кто в нем уже жил. Суи, вернувшийся из Наэна еще более жестким и решительным, призывал всех членов Коллегии к немедленному началу Похода, говоря, что недели, которые пройдут в ожидании Мечей из Темных Миров, ффины могут использовать для создания армии, против которой даже могучее Древнее Оружие будет бессильно. «Кроме того, — говорил он, — за это время ффины сами могут отыскать в Темных Мирах оставшиеся Мечи». Ауэн обвинял его в горячности и пояснял, что Мечи — это не просто оружие, которое достаточно взять в руки, чтобы овладеть им, что во всем есть предопределенность и необходимо подождать еще, так как никто не знает, сколько времени надо Господу для осуществления замыслов Своих. «Иначе, для чего вообще было затевать все?» — спрашивал он и в который уже раз усаживался на свой стул. Крайс и Тристан кричали, что не сталь важна, а рука, которая эту сталь держит, поэтому Мечи сами по себе никак не могут быть Избранным оружием, а Избранными являются те, кто принимает это оружие во владение. А раз таковых давно уже не прибывает, то пора сниматься с места и наступать, пока ффины не очухались. «А к тому же, — перебивали они друг друга, замечая Суины взгляды, — как это Избранный может быть Избранным вне места, где проявляется его Избранность? Если есть еще четыре нечеловеческих по силе и реакции создания, предназначение которых — крушить ффинов, то никуда они не денутся и как-нибудь судьба сведет их с воинством, идущим к победе». «Поэтому, — настаивали они, — необходимо завтра же начинать наступление, завтра, завтра и только завтра, потому что послезавтра будет поздно!» «Горячность, горячность и ничего, кроме горячности! — снова вскакивал с кресла Ауэн. — Ведь это же неразумно — разбазаривать дары самого Господа, которые Он так милостиво готов дать людям». «Какие дары?! — кричал Гиннад. — У вас есть один-единственный дар — это орава рубак-гномов, и именно этот дар вы должны ценить». «Не знаю, — поворачивался он к военноначальникам, — что вам повбивали в головы эти шарлатаны в шутовских колпаках, да только нет у них никаких даров, кроме хокусов, чтоб детишек на ярмарках веселить. Хокусов да покусов!» «Нет уж! — вновь кричал Ауэн. — Врожденная невосприимчивость твоего народа к магии не дает тебе права…» «Что там бормочет этот старый звездочет на своем звезданутом языке?» — бурчал Гиннад. «Да что же это такое?..» — не унимался Ауэн. «Стойте, стойте, стойте! — кричал Клэр. — Не путайте Божий Дар с яичницей! Нам действительно нельзя сниматься с места, но вовсе не потому…»

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»