Суи

Еще не видимое солнце плавно подбиралось к далекому горизонту, раскрашивая мир мягкими цветами утренней акварели. Армия медленно шагала вперед, и земля гудела под ее тяжелой поступью. Людям казалось, что это было обычное утро самого обычного дня, которых так много уже было позади. Людям казалось, что все было почти как всегда в этой жизни, которой давно стал для них Поход. Людям казалось, что этот день в тихом мире, полном пьянящего запаха сонных трав, обязательно прольет каплю спокойствия на их разгоряченные сердца — таким мирным казался нынешний рассвет, короной возносящийся над горизонтом. Невдалеке маршировала Армия. Суи стоял на невысоком холме, и рокот людских голосов перемешивался с металлическим бряцаньем мечей и доспехов. Он был одним из тех, кто собирал Армию, кто уже шел вперед в то время, когда остальные еще не задумывались, что им нужно будет куда-то идти. Он посвятил Походу намного больше, чем просто свою жизнь… И вот он был сейчас в стороне от Похода, а Поход завершался в стороне от него… Когда все только начиналось, Златовласка была еще простой кочевницей, Райси не спеша прыгала по измерениям, занимая свое сознание лишь вопросами об устройстве Параллелей. Кем она видела себя в те далекие дни? Может, первой жрицей, которая войдет в состав Гаксторнской Академии с собственной теорией о природе Параллелей?.. Ни она, ни Злата тогда не знали, что в измерениях затерян призрачный город Грифф, что однажды он будет отстроен и что они придут туда первыми из тех, кто его отстроит. В то время они были простыми людьми, живущими внутри своих маленьких миров, и не предполагали даже, что их маленькие миры скоро расширятся до размеров всей Пиллеи. А он уже шел в то время… Он шел к Гриффу, ведомый древними тайнами, которые открылись ему однажды и манящий зов которых не покинет его уже никогда. Словно очарованный песнями сирен, стремился он к ним — сквозь боль и страдания, сквозь смерти тысяч людей и войны целых миров… Он был словно одержим Гриффом… И он достиг Гриффа… Конечно же, сирены убили его. Но его стремление к свершениям, полыхающее в сердце, дало ему новую жизнь… которая маршировала теперь в стороне. Как это было несправедливо! — Что, сынок, — старческий голос почти осязаемо коснулся затылка, — хочешь к ним?.. Суи не повернул головы. — Знаю, что ты мечтал об этом всю жизнь, — продолжил старик без руки, один из летописцев, променявший спокойную старость на возможность увидеть Поход своими глазами и оставить летописи грядущим поколениям. — Знаю, потому что и сам всю жизнь мечтал о том же… Знаю, как тебе больно: я был на том собрании, где решали ваши судьбы. И я не скажу тебе, Суи, что мне понравилось все произошедшее там… Люди взывали к высоким чувствам твоей души, но в то же время не желали и никогда не пожелают даже попробовать применить эти призывы к себе. Они не останутся вне боя, Суи… Они призывали тебя защитить их семьи в случае поражения. Они пытаются переложить ответственность за созидаемое нынче будущее на чужие плечи, не сбрасывая вместе с тем с плеч своих триумфа возможной победы. Они не хотят терять победы, но вместе с тем не хотят принимать горечи возможного поражения. Что скажешь, Суи, согласен ли ты со мной?

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»