Прая

Армии людей и ффинов расходились неохотно, словно кулачные бойцы, чей поединок был прерван в самый неподходящий момент. Люди уходили, скрежеща зубами от ярости и горя. «Если бы мы только могли, эх, если бы мы только могли…» — думал каждый солдат, но их командир был в плену, и люди не могли нападать. Каждый понимал, что Суи все равно будет убит, но напасть сейчас — значило забрать то время, за которое могло произойти… чудо. Ффины уходили, злорадно ухмыляясь и мстительно поглядывая в сторону людей. И хотя никто из них не понимал, куда исчез Суи вместе с их повелителем Т’Хагардом и выжившими особистами, все твердо знали, что Суи не уйти от расплаты. Позади уходящих Армий осталось только Поле, усеянное мертвыми телами. Люди… ффины… счастливцы, чьи мечты о своей великой судьбе в сражении за великие Параллели уже осуществились… Но не только мертвецы были сейчас на поле: среди недвижимых тел навстречу друг другу медленно шли двое — маленькая девочка и такой же маленький мальчик… Они могли бы показаться братом и сестрой, если бы не одно отличие… Сначала оно казалось почти неуловимым, но чем меньшая дистанция разделяла их, тем все более отчетливо был виден светлый кокон вокруг девочки, а кокон темноты все сильнее окутывал мальчика. — Зачем звала меня, Прая? — спросил мальчик почти грубо. — Сама знаешь, все уже свершилось и изменению не подлежит. — Есть еще двое, — Прая смотрела на мальчика твердо. — Есть еще двое, Керст. — Один, — мальчик поправил ее. — На самом деле есть только один, а второй… умрет. Пока еще не ясно — кто, но это ничего не изменит. Скоро останется один, а потом не останется никого… И Меч, который вы храните у Гавриила, уже никого не спасет. Вы проиграли, Прая… Мы с отцом оказались сильнее вас. И пора вашего властвования над миром земным и Небесным прошла. Еще немного — и от земного мира останутся осколки. Он презрительно смотрел на девочку, и ее гневный вид скорее забавлял его. — Вы обманули нас, — сжала кулачки Прая. — Он хотел решить все честно, но ты и твой, вы обманули нас. Все произошло не так, Керст, все случилось плохо — подло и низко. Мальчик усмехнулся: — Ты забыла, с кем имеешь дело, Прая… Никто из нас не будет играть в благородство. Мы не лицемерим, Прая, мы выигрываем. Мы сильнее вас хотя бы потому, что не заботимся о сохранении наших душ… Вы ожидали честного поединка, а мы ударили в спину… Подло и низко? Может быть… — снова усмехнулся он, — но мы твердо стоим на ногах над вашим умирающим телом, и скажи мне, сестричка, где она, твоя правда, и есть ли она вообще?.. Выигрывает не тот, кто прав, Прая… Выигрывает тот, кто делает для этого все. Он улыбнулся почти ласково: — Неужели ты звала меня только для того, чтобы узнать, не раскаиваюсь ли я?.. Бедная моя девочка… ведь я не знаю раскаяний. Я не знаю терзаний, — он повернулся, чтобы уйти. — Я знаю лишь победы. Прая плакала от бессилия. Ей было очень обидно показывать свою слабость, но еще больнее ей было оттого, что она все-таки позвала его на эту встречу. Чего она ожидала?.. — Вы не победите!!! — крикнула она ему в спину. — Вы никогда не победите!!! Не верю!!! Не верю!! Не верю!

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»