«Самая большая беда Гриффа, — говорил торговец, у которого Суи покупал карту, — это именно гарпии. Конечно, там множество неприятностей, и, честно сказать, я не понимаю, зачем туда надо нормальному здоровому парню, вроде тебя… Там страшная жара, почти нет воды — разве что со стороны Шахматной Доски, где даже особый вид травы умудряется расти… Пожрать там тоже особо нечего: так, немного пустынной растительности — кочевники называют ее колючками черта, — суслики, гарпии… Хотя я, например, не рискнул бы охотиться на гарпий. Мясо у них съедобное вполне, но уж больно гибельное это занятие, на них охотиться. Можно, конечно, подстрелить гарпию из арбалета, но нужно иметь глаз-алмаз, чтобы попасть ей в сердце или легкие… И ноги надо иметь длинные, потому что гарпия так сразу не сдохнет… Сначала она, наверняка, попытается убить тебя, а потом уж и сама отойдет к пра…гарпиям». «Но, — хрипло рассмеялся торговец, — тебе от этого не будет ни легче, ни сытнее. Гарпии живут в Гриффовых руинах, словно питоны на своих ветвях: дремлют себе спокойно, но если кто проходит мимо, не преминут свалиться ему на голову, чтобы эту самую голову набок и свернуть. Наш караван сбился с курса и почти полгода шел наобум по этим проклятым Параллелям, прежде чем дошел до затерянного города. Из всего каравана — это почти тридцать человек — назад удалось вернуться лишь мне одному… да и то по случайности: пожалел просто кто-то Наверху моих маленьких деток да жену мою слезливую…» Долго смотрел торговец на Суи, потом одним глотком допил пиво и встал. Посоветовал Суи сжечь карту и торопливо, словно спасаясь от призраков прошлого, ушел из таверны. Суи не сжег карту. Просто не смог этого сделать: тогда и сердце его сгорело бы вместе с ней. Полтора года следовал он свету одинокой, никому, кроме него, не ведомой звезды; полтора года не знал он дома иного, кроме дороги, и успокоения иного, кроме скитаний; полтора года видел он только смерть и отчаяние. Полтора года, прежде чем он все-таки достиг Гриффа. Суи стоял посреди громадной площади на окраине города и с изумлением рассматривал ее. Центральная площадь Гаксторна была в несколько раз меньше, хотя являлась центральной площадью всей людской половины Пиллеи. Было непонятно, для каких целей нужно было создавать такую площадь, как эта; непонятно, каково было население древнего города, если такие площади строились на его окраинах; и уж тем более было непонятно, какими же тогда были площади в его центре. Странный это был город… странный и таинственный… Наверное, он понял слишком поздно, что меч в руке уже давно подрагивает, и одновременно запредельным чутьем он уловил быстрое движение за спиной. Резким разворотом он попытался уйти от удара, но все же не успел, и когти гарпии располосовали руку выше локтя четырьмя глубокими порезами — словно грабли прошлись по земле. В сумасшедшем ритме сражаясь с инерцией ее удара, он умудрился ударить сам, и рассекший воздух меч сбил гарпию с линии второй атаки. Резким полукругом она набрала высоту и снова бросилась вниз. Один, два, три… Взмахи меча мелькали, как в упражнении на стремительность, но непослушная рука не выдерживала даже былого ритма, в то время как гарпия все глубже погружала свои выпады в сферу поражения его клинка.

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»