Великий Шелковый Путь ІІІ

— Прая, почему все так получилось?.. — спросил Суи однажды, когда они сидели на быстро остывающих плитах Пути, глядя, как темнеющее небо размазывает по барханам алый лоскуток заката. — Почему все получилось именно так?.. Почему знание об Истине пришло так поздно? Зачем была нужна моя устремленность?.. — Если бы не мы… Трое, — горько усмехнулся Суи, — все сложилось бы по-другому… Если бы не мы… шестеро, — тихо поправился он. — Мы были так устремлены… так вдохновлены великой идеей возвеличивания своей расы… Мы так яро ненавидели расу противоположную. Мы словно пустили ток в огромные электромагниты — и тысячи созвучных духов устремились к нам со всех сторон Пиллеи. Устремились, чтобы убивать ффинов… чтобы убивать людей… устремились, чтобы убивать. Суи смотрел вдаль, и в его глазах были слезы. — Неужели все эти духи были настолько грешны, что должны были погибнуть в кровавой сече?.. Но в чем их грех? В том, что принесенные нами идеи дали им веру, надежду, устремление? Кто из этих духов искал личной выгоды или величия? Кто хотел использовать Поход?.. Крайс? Тристан? Ауэн? Или королева эльфов Аэоми?.. Все они, начиная от гномов-кузнецов и заканчивая мастерами-садовниками эльфов, пришли к Гриффу для того, чтобы отдать Походу себя. Наши слова стали их словами, наша вера — их верой, наши идеалы — их идеалами. Но где все это теперь? Нет ни людей, которые шли в Поход, ни ффинов, которые шли им навстречу… И идеалов тоже нет. Люди погибли вперемешку с ффинами, и алая кровь смыла прочь глупые слова и безумные призывы. Мы пролили море крови… Я пролил море крови… Неужели только для того, чтобы увидеть несовершенство того Суи, который яростно взывал о Возмездии? Но этого Суи больше нет… Есть лишь усталый старик, который снова стоит у перепутья и не знает, какую из дорог ему выбрать… Если бы Господь смог открыть мне Знание перед Походом, я ни за что не допустил бы безумия Сечи. Прая смотрела на Суи… Слезы бежали из его глаз, но он не замечал их. Прая знала, что никогда ранее он не испытывал более сильных мучений. Девочка тихо обняла его. — Почему?.. — прошептал Суи. — Почему нельзя было открыть мне Знание раньше?.. — Потому что Знание — это не слова, которые можно произнести, — ответила Прая наконец. — Знание — это опыт, отложенный в Чаше твоей Мудрости твоими собственными действиями. Это то, что перейдет с тобой в Высший мир после смерти и что будет внутри тебя, когда ты родишься в этот мир заново. Ты так хотел Похода, ты так устремлялся к уничтожению ффинов… Ты не знал, к чему может привести твое устремление. Теперь знаешь. Теперь уже никогда не подымешь ты Меч, стремясь очертить будущее его взмахами. Но не приди ты на Поле, не узри своими глазами гибель самых дорогих тебе людей, не поговори ты в повозке с Т’Хагардом… к чему стремился бы ты сейчас? Ты бы стремился собрать новые легионы, чтобы снова повести их на ффинов. Запомни, Суи, что даже самые страшные моменты складываются в нашей жизни только потому, что мы не осознаем той цепи причин, которая порождает их. И мы идем вперед слепо, пробираясь в кромешной темноте невежества… Мы кричим, что вверяем себя Господу, но, на самом деле, вверяем себя тому идеалу, который мы принимаем за Господа. Мы наделяем Его близкими нам чертами, вкладываем в Его уста близкие нашему сердцу слова, а после преклоняем колени и твердим: «Мы верны Тебе». Мы возводим стены Его Храма и вставляем в окна прекрасные витражи. Но однажды мы оказываемся среди руин, и осколки витражей ранят наши руки… потому что основанием для Храма мы избрали песок… Мы воздвигли храм себе, а не Ему, и основанием этого храма были ложь и иллюзии.

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»