Клэр и Райси

Мир, куда они пробирались почти неделю, встретил их неласково. Серое небо над головой, моросящий дождь, насквозь промокшая одежда, да косые взгляды ффинов-гвардейцев, устало бредущих по тракту. Тракт был старый, избитый за сотни лет тысячами ног. Иногда тракт чинили, но проходило немного времени — и он снова нуждался в ремонте, потому что чинили его всегда кое-как. Клэр прекрасно помнил, как градохранитель из раза в раз говорил его отцу, что у этого мира, как и у всех других, есть лишь две беды — дураки, которые чинят дороги, и дороги, которые вновь нуждаются в починке. Отец сочувственно вздыхал и подписывал очередной банковский счет. Крестьяне любили его за это. Не за банковский счет, конечно, а за то, что он никогда не оставался равнодушным к их бедам, какими бы мелкими они ни казались. Крестьяне, за которых ффины принимали их сейчас, были давними жителями этой параллели, трудягами ее бескрайних полей. Приход ффинских орд застал их врасплох. Практически никто не успел убежать в другие людские измерения, и тысячи землепашцев стали дармовой рабочей силой для ффинов. Говаривали, что даже остатки их свободы будут у них отобраны, когда ффинские фермеры переселятся сюда. Что ожидает крестьян, не знал никто, но все предполагали нечто ужасное, например, раздачу людей в рабство ффинам, а более жестокое будущее выдумать было сложно. Пока люди еще имели некоторую свободу перемещения по миру, хотя все попытки побега жестоко карались отрядами, охранявшими границы миров. Около трех месяцев назад ффины переселили несколько деревень неизвестно куда. Люди начали возмущаться, но любые попытки восстаний жестоко подавлялись, причем карательные отряды уничтожали не только повстанцев, но и тех, кто им помогал. Это было так ужасно, что крестьяне в самых светлых мечтах не заходили теперь дальше визита к родственникам в соседнюю деревушку. Ходили, правда, слухи, что отчаянные сорвиголовы создали отряды ополчения, но после того как ффины на куски изрезали восстание в недалеком Хармоне, все это больше выглядело сказками, которые люди сочиняли сами для себя. Тринадцатый мир все более смирялся со своей незавидной судьбой и все более превращался в очередное измерение, оккупированное ффинами. Клэр и Райси медленно брели по дороге, они вымокли и устали, их чувства притупились: безысходная атмосфера этого мира делала серыми самые прекрасные мечты. У них не осталось сил даже на слабую улыбку, когда сквозь завесу дождя вдали показались мрачные очертания Клэрова замка. — Почти пришли, Райси, — осипшим голосом сказал Клэр. — Вижу, — тихо ответила Райси. В воздухе все больше сгущалось напряжение, и все более ощутимым становилось отсутствие оставленного в Гриффе оружия. Клэров замок возвышался перед ними, придавливая громадой своих сырых стен. Никогда еще Клэр не видел его таким мрачным и угрюмым. Два стражника у ворот равнодушно оглядели их. — На перепись? — глухо, как из бочки, спросил один. — Да, — резко ответил Клэр. — Тогда проходи, чего вылупился?! — рыкнул другой, но рыкнул как-то беззлобно и обыденно. Они прошли мимо, пряча под капюшонами напряженные взгляды.

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»