Грифф: Гномы

— Ну и где мы, по-твоему, оказались? — донесся голос из руин. Голос был грубый, навеки осипший от морозного воздуха походов и сизого бивуачного дыма привалов. Суи в тот день хотелось побыть одному. Тихая забота Златовласки тяготила, заумные и оттого непонятные рассуждения Ауэна раздражали, молчаливое присутствие Торби рядом казалось назойливым. Все сразу навалилось на него, угнетая с каждым днем все сильнее. Маги Академии устраивали настоящие паломничества, чтобы сразиться с ним и его двуручником, — люди, жившие на земле уже столетия, самые бездарные из которых становились королевскими телохранителями, любой из которых мог сразиться одним посохом с отрядом мечников, - эти люди приходили сражаться с Суи. И раз за разом непредсказуемая пляска его клинка заканчивалась их поражением. Суи чувствовал, что маги не поддавались и сражались в полную силу, временами прикладывая невероятные усилия, чтобы не применить еще и магию, понимал, что они делали все, чтобы победить… но они не побеждали. И в момент своего поражения, тяжело дыша и непонимающе глядя на Меч, упирающийся в грудь, они снова и снова недоверчиво смотрели на Суи, а потом что-то вспыхивало в них, но этого не мог понять уже Суи. Он сжимал дрожащими руками рукоять Меча и не понимал как ему удалось победить: ведь даже гарпия была медленнее его соперника. Так они и стояли некоторое время — маг и Суи, а потом маг приходил в себя, с уважением кланялся Суи и сердечно пожимал ему руку. Последними к Суи пришли скауты. Они долго противились просьбам своих старших коллег — сначала, потому что боялись обидеть его быстрой победой, затем, чтобы изучить стиль его боя… Скауты были мастерами боевых искусств. Они одинаково хорошо владели и посохом, и мечом, и копьем. Они знали, как добывается победа, знали, что при сражении равных противников к ней ведет долгий путь — разведка, пробные атаки, определение мест, где оборона как бы прогибается, немного пружиня под натиском. Их атака была нацелена именно в эти слабые места –– чтобы оружие протиснулось в брешь обороны и замерло возле тела противника. Суи не поступал так. Точнее сказать, он как бы прощупывал оборону, но не верил подставным ловушкам и заключительной атакой врывался именно в ту слабинку, о которой даже его противник не догадывался. Скауты пришли к Суи всем отрядом, но сразился с ним лишь один — тот самый, который говорил ему об Ауэне на краю Гриффова плато. Никто из присутствующих не видел боя более захватывающего. Движения скаута, насыщенные магией, были в четверть быстрее движений Суи, но куда бы ни бил резонатор, его везде встречал двуручный клинок: как бы случайно перехватывал он шест в момент, когда победа скаута казалась неоспоримой, как бы ненароком, как бы не успевая… Суи чувствовал, что им руководит какое-то более глубокое сознание, и, как это случалось в боях с другими магами, вспышки озарения освещают его новый бой, управляя его телом, как китайский мастер управляет воздушным змеем. Он опять одержал победу… Как? Он опять не знал… Вскоре маги не приходили уже сражаться с ним — они просто стояли неподалеку, переговариваясь, и внимательно его рассматривая. В их взглядах не было напряженности и враждебности, но было непонимание, которое угнетало Суи. Он все чаще улавливал в себе раздражение, причины которого определить не мог. И он начал уходить от магов, уходил от Златы и Торби - от всего этого мира, чей приход в его жизнь еще недавно напоминал страницу из сказки.

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»