Мечи

Два меча вновь оказались рядом: один — у ноги Суи, второй — у ноги Райси. Первый был все так же молчалив и угрюм, а второй — все так же беспечен. — Что молчишь?.. — бодро спросил ятаган. — А что прикажешь делать? — устало ухмыльнулся двуручник. — Повизгивать? — Да как же так? — удивился ятаган. — Ведь начинается то великое, чего мы, Светлые, так долго ждали. Ведь начинается новый Поход, понимаешь или нет?.. Ведь мы наконец-то уничтожим ффинов! И Меч весело звякнул о камень. Райси посмотрела на него и бережно поправила оружие. — А дальше… — тихо пробормотал Меч Суи. — Что — дальше?.. — не понял ятаган. — А дальше что? Уничтожите вы ффинов, а что будет дальше? Ятаган, казалось, онемел. Райси снова подхватила меч и положила его себе на колени. — Как это так — что дальше? — возмутился ятаган. — Как это так — ЧТО ДАЛЬШЕ??? Мы тысячелетия ждали этого. Мы тысячелетиями рубили ффинов с одной-единственной целью — избавить от этой погани Пиллею раз и навсегда. И мне все равно, что будет дальше. Я знаю, для чего я родился и жил все это время, и мне все равно, что будет! Я знаю — чего не будет. Не будет ффинов. Никогда они не будут больше осквернять Пиллею своим мерзким существованием. И я знаю, что если ради этого мне нужно будет забрать чью-то жизнь или отдать свою, я не задумаюсь ни на секунду. Вот что важно для меня, потому что я живу этим, а не дурацкими вопросами недоделки-отступника. — Э-эх, — добавил он с горечью в голосе, — а я-то, дурак, в тебя поверил. Я-то думал ты уже опомнился и поведешь нас в бой. Я-то думал, что ты и есть Он… Тот, чьи стремления будут почти человеческими, кто переймет у Хозяина часть его силы и кто укажет всем остальным путь к победе. — Да, — согласился двуручник, — ты дурак. Нельзя верить в то, чего никогда не будет. — Я ж думал, тебя из стали ковали, а не из… — Да не о себе я говорю, — спокойно перебил его Меч Суи. — Я говорю о победе. На долгое время ятаган замолчал. — Ты не веришь в нашу победу?.. — спросил он наконец. — Я не верю в то, что невозможно по своей природе. Как бы вы с ффинами ни схлестнулись на поле сражения, победить не сможет никто. Будет бойня, огромная бойня. И кто бы в ней ни выжил, править Пиллеей будет не он. Двуручник помолчал, а потом продолжил: — Вы не понимаете, что можно десятилетиями рубить друг друга, что столетиями можно жонглировать мирами, отбирая их друг у друга, как дети забирают друг у друга игрушки; но никогда не поменяется установленный порядок. И как Свет пришел в мир мечтой о созидании, так и Тьма посетила его, воплотившись в стремлениях к разрушению. Созидание всегда уравновешивается Разрушением… В их борьбе не сможет победить никто, потому что не победа есть цель этой борьбы, но разрушение отжившего ради созидания нового. Ятаган снова притих, совсем по-новому глядя на двучручник… — Так это и есть твоя вера? — усмехнулся он наконец. — Вера в то, что надо засунуть голову в песок и отмалчиваться?.. Ты предлагаешь смотреть на то, что творят ффины и ничего не делать — все равно ведь ничего не изменить… Так? О-о-о, если это то, чем ты живешь, то я предпочитаю свою глупость. В моей глупости никогда не найдется места для раскаяний из-за бездействия, а твоя мудрость обязательно приведет тебя к ним. — Дурак ты, — совсем беззлобно повторил двуручник и вздохнул. — И я дурак. Ведь я не верю ни твоей выдумке о великой миссии, ни твоей слепой вере в праведность вашей борьбы, ни твоим вымыслам о моем, так сказать, Хозяине. Я не верю ничему, но посмотри на меня, мой искривленный друг, посмотри на величайшего глупца в истории всей Пиллеи, который все равно будет вместе с вами до самого конца. — Неужели… — изумленно начал ятаган, но двуручник перебил его. — Нет… — усмехнулся он. — Не надо говорить еще больших глупостей. Я вовсе не горю вашими идеями… Просто уйти от них я тоже не могу. Мир ведь меняется. Это как течение горной реки — если ты не можешь преодолеть его, не стоит тратить силы зря: все равно тебя будет сносить все дальше назад, а в конце концов раздавит о камни. Нужно учиться использовать течения. И два меча умолкли, а тучи медленно собирались над их судьбами; и то, что никто не видел этих туч, уже не могло повлиять на предрешенность грозы.

НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»