17 июля 1429. Жанна и Франция.[94] Реймс. Коронация

… — Слава!!! — Ноэль!!! — Слава!!! И трубы грянули так громко, что казалось, свод собора рухнет. И Жанна со слезами, бегущими из глаз, стояла возле короля. И в руке ее было Знамя, ее Великое Знамя, обожженное и пропахшее порохом, пробитое пулями и стрелами… но Светлое и Прекрасное… Знамя, как сама Франция. …— И теперь, когда миропомазание свершилось, — говорила Жанна, пав перед королем на колени и обняв его ноги, — говорю, что исполнено поручение, доверенное мне Господом: я сняла осаду с Орлеана и привела вас в Реймс к миропомазанию, чтобы показать всему миру, что вы истинный король, которому по праву принадлежит Королевство Французское.[95] …— Жанна… ну почему ты всегда исчезаешь и приходится часами искать тебя?.. — радостные Ла Ир и герцог Алансонский присели рядом с ней. — Ты так печальна… — сказал Ла Ир. — Жиль де Ре был одним из «Всадников»… — последовал ответ. — Но он многое сделал для Франции… — Я говорила архиепископу Реймскому выбрать для «Всадников» самых достойных людей, потому что Святое Миро нельзя нести руками нечистыми. Не мне сделал он хуже, призвав де Ре, но королю и Франции. Много лучше было бы сделать «Всадником» Ги де Лаваля… — Ну, ему и так не на что жаловаться… теперь он граф… — Он от рождения был графом! Не манеры и воспитание делают человека благородным, но широта сердца и чистота души. — Жанна… не переживай ты так… — попытался утешить ее Ла Ир, — ну больно же смотреть на тебя… — А мне больно смотреть на вас! — резко ответила Жанна. — Не надо… не горюй, — положил ей руку на плечо Жан Алансонский. — Мы же твои верные друзья. — Знаю, — ответила Жанна тихо. — Просто и друзья иногда делают больно… …— Что теперь? — Теперь мы пойдем на Париж. — И возьмем его за несколько дней? — широко усмехнулся Ла Ир. — И сделаем для этого все. — Но твои Голоса… — Этьен, — вздохнула Жанна. — Теперь мы — это только мы. Господь призвал меня, чтоб освободить Орлеан и миропомазать Карла. Теперь только мы сами себе помощники во всем, что будем делать. Ла Ир немного помолчал, а потом рассмеялся. — Значит, надо помочь себе как можно лучше!

Часть V. Париж и Компьень

18 июля 1429. Франция и Жанна.[96] Реймс

— Ваше Величество… — Полно, Реньо де Шартр… оставьте этикет для двора… — Как скажете, сир. Карл VII нервно ходил по комнате взад и вперед. — Вся армия кипит… Люди хотят выдвигаться на Париж… Я и сам не уверен, что это плохая идея. — Что же вас привело ко мне? — Ла Тремуй говорит, что взятие Парижа обернется крахом для моей власти. — Почему?.. — Жанна обретает все большее влияние среди простолюдинов. — Ну что вы… — рассмеялся архиепископ Реймский. — Большего влияния, чем она уже имеет, заполучить невозможно. — Но можно заполучить новых простолюдинов, если захватить новые земли, — холодно сказал король. — Это правда, — подтвердил архиепископ. — Вам, наверное, будет интересно узнать, что в дальних землях Франции в честь Жанны строятся часовни. Люди говорят, что она величайшая из всех Святых после Девы Марии. В ее честь служатся мессы и читаются канонические молитвы. Ее статуи и изображения помещают в церквях на уровне с канонизированными Святыми[97]
[94] “The ceremony lasted from nine in the morning until two in the afternoon. Charles was knighted by the Duke of Alencon, and the Archbishop of Rheims placed the crown on his head. "Every man shouted 'Noel!'"…” и далее. [2]
[95] “After Charles was crowned, Jehanne went down on her knees and embraced his legs, ‘weeping hot tears’, and said, ‘Noble king, now is accomplished the will of God, who wished me to lift the siege of Orleans, and to bring you to this city of Rheims to receive your holy anointing, to show that you are the true king, and the one to whom the kingdom of France should belong’…” [2]
[96] «Действительно, некто, несмотря на тяжелое положение, в которое его ввергли происходящие события, сохранял хладнокровие и делал все возможное, чтобы предотвратить гибельные для него последствия побед Жанны; им был Жан, герцог Бедфорд, регент Франции…» и далее. [8]
[97] “By all these inventions, Jeanne had so seduced Christian people that many have in her presence adored her as a Saint, and in her absence do adore her still, composing in her honor masses and collects; yet more, going so far as to call her the greatest of all the Saints after the Virgin Mary…” Первые обвинительные статьи (Жана д’Эстиве), статья 52. [5],


НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»