24 мая 1430. Плененная Жанна. Замок Клэруа[137]

Сырой воздух давил на плечи… Казалось, не влага, но именно промозглый страх пронизывает все. «Плененная… Плененная… Плененная…» — звучало в ней. «Так должно быть. Не бойся. Держись». — звучало вне ее. «Не сломаться… только бы не сломаться». Зима в замке Сюлли-сюр-Луар показалась вдруг сказкой. Ведь там был камин. …Взгляды стражников, которых приставил к ней герцог Бургундский, выражали испуг. Непонятно, кто больше боялся находиться здесь — она или стражники. «Что делать?..» Она бросалась из стороны в сторону… от одной стены камеры к стене другой. Пленников, проявивших покорность, никогда не держат в камерах. Почему же ее заперли в четырех стенах?.. Боятся, что она сбежит?.. Бежать!!! Бежать!!! Какие зовущие слова! Бежать и не останавливаться; не замечать ни сел, ни дорог; бежать прочь, прочь, прочь из этой камеры! Бежать… Это слово копьем вонзается в сердце! И сердце обливается кровью… И слезы застилают глаза… «Прочь, призраки!!!!!!! Вам не сломить меня! Не сломить!!! Не имеете вы власти надо мной! Не заставите усомниться! Слышите!!! Прочь!!!!!!!!! Сестры мои со мной!!! Сестры мои со мной!!!» Голоса… голоса… Как много голосов вокруг… Почему так много голосов вокруг?.. Почему так силен страх?.. Почему она — словно и не она вовсе?!! От одной стены до другой… от одной стены до другой. Испуганные взгляды стражников… …Медленно закатывалось солнце. Медленно вползали в камеру отсветы горящих в коридоре факелов. Мрак окружал все плотнее, и отвратные оскалы раскрывались над ней. Лишь закушенная до крови губа помогала не закричать от ужаса. …Факелы… У стражников были факелы… Как хорошо было стражникам! «Жан!!! Дорогой Жан д’Олон! Где ты сейчас, почему тебя нет рядом?.. Пленный… Ты тоже пленен. Тебе даже позволяли приходить ко мне, чтобы “слова утешения” стальным холодом разлились по внутренностям, словно от ножа, вонзенного в живот. Пьер!!! Брат мой… пленен и ты. Почему все получилось так? Почему все получилось именно так?!!» …Слова… Сестры рядом, но почему так блеклы их голоса?.. В них нет больше мира или надежды… в них нет покоя… будто и не было никогда. «Почему?!! Почему?!! Почему?!!»

26 мая 1430. Письмо Парижского Университета герцогу Бургундскому Филиппу Доброму[138]

«Вышеупомянутая женщина, которая называет себя Девою, сверх всякой меры оскорбляла честь Господню, до крайней степени поносила веру, бесчестила Церковь, так что идолопоклонство, ереси и немыслимое зло распространились в этом королевстве. Мы просим Вас, могущественного и почтенного господина графа, ради чести Господней и святой католической веры отдать эту женщину под суд. Пришлите ее сюда, чтобы предать ее трибуналу Парижской инквизиции, и Вы тем самым приобретете милость и любовь Всевышнего».

Конец мая 1430. Плененная Жанна. Замок Клэруа[139]

Серое утро сменялось серым вечером. Серый вечер обращался в сумрак ночи. Сумрак ночи вытеснялся серым мерцанием рассвета. На смену рассвету приходил день, полный отзвуков, которые доносились со двора замка. Жизнь, казалось, замерла в промозглой и сырой камере.
[137] “Jehanne is taken to Clairoix (about five miles away) for a few days and then to Beaulieu.
…Her brother Pierre is also taken prisoner (he will eventually be ransomed several years later). Jean d’Aulon was also taken prisoner and allowed to continue to attend to her”. [6]

[138] [9]
[139] “The Duke of Burgundy himself comes to see Jehanne, but there is no record of what was said at their meeting”. [6]


НазадК оглавлениюДалее















Хостинг «Макснет Системы»