Спор.
(© ninniku, 1982 г.)

Н: «Постой! Не торопись! Послушай сначала… Ну скажи, зачем тебе всё это опять нужно? Ты ж ещё не оправился от прошлого раза. На черта, по-твоему, природа дала тебе два глаза и два уха? Ты только посмотри вокруг! Прислушайся внимательно, не ленись. Неужели ты не видишь, как они все расшибаются?! Объясни, для чего ты стремишься испытать эту боль лишний раз?! Зачем ты опять цепляешься за крючок? Вспомни, сколько их уже было на твоем пути! Не хватит ли? Смотри в оба глаза, слушай обоими ушами и не лезь ты, не повторяй хотя бы своих же ошибок, если не способен видеть чужие. Обходи эти петли и крючки и не смотри вечно перед собой, оглядывайся чаще назад! Ну к чему вы все сами лезете в эти ловушки? Что вы надеетесь получить от этого? Опыт? Черта с два! Рваные раны и черное, сморщенное от обиды и разочарования нутро. Страх перед будущим — вот весь ваш опыт! Скажи, зачем сажать всю жизнь синяки себе на голову? Неужели ты не видишь, сколько ИХ готовы это сделать за тебя? И ведь ОНИ все равно это сделают! И забудут посмотреть на тебя. Жалкие рабы страстей, не могущие делать простого — прятать чувства, держать их в руках. Пройди свой отрезок ровной дорогой! Укроти свое сердце! Не трать время на крючки и петли! Что успеешь ты сделать в жизни, если ты ползешь от петли к крючку, а потом от крючка к петле, не успевая даже прийти в себя?! Плыви по течению, так быстрее! И безопаснее». О: «Нет, подожди! Послушай теперь меня. Я знаю, ты прав! Но я не могу и не хочу прятать свои чувства. Я знаю, что это новая петля, и из неё я, может быть, уже не выберусь. Оно сладкое, это чувство. Поверь мне на слово. И тяжело сейчас, и страшно. Тяжело нести и страшно, что могу упасть и не подняться. Это последний мой шанс. Неужели я упущу его сейчас? Больше такое не повторится!» Н: «Стоп! Вот тут я тебя и поймал! Твой прошлый раз тоже был последним. Ты сам это говорил! Разве ты не помнишь?» О: «Возможно, но здесь нет места памяти. Это всегда должно быть как в первый и в последний раз! Ты ничего не сможешь взять от этого, если всегда будешь помнить, что впереди тебя может ждать лучшее. Помнить здесь нужно только одно — худшее всегда позади!» Н: «Нет, ты несносен! Ты противоречишь сам себе! Ты же прекрасно знаешь, что если сорвешься, то все пройдет и опять ты помчишься к новому крючку и…» О: «Что и…?» Н: «Все сначала! Вот что!» О: «А если не сорвусь? Что тогда?» Н: «Тогда конец!» О: «А ты знаешь?! Кто может знать, что будет тогда? А не может разве быть это смыслом нашей жизни? Ты учишь меня, но что ты сам знаешь об этом? Это страшно, когда срыв! За ним приходит пустота. Ты не сделал ни одной ошибки, ты учишься на чужих! А что это дало тебе? Опыт? Нет. Только сознание собственной непогрешимости! А это и есть слепота. Твоя ошибка будет единственной и страшной. Ну а пока... Что ж, я щедрый. Учись пока на моих ошибках. Ты спрашивал, зачем мы это делаем? Чтоб не сорваться! Вот зачем. И понимай это, как знаешь. Прощай!» С этими словами быстрый окунь бросился вперед и проглотил вкусную приманку. Он не чувствовал страшной боли. Он помнил только счастье полета, синь неба и зелень лугов. Потом холод и опять тьма. Окунь снова сорвался. Налим не видел всего этого. Он имел возможность наблюдать чужую глупую ошибку, а это главное. Чем дело кончится, налим и так знает. Окунь опять сорвется и будет лежать долго на дне с разорванной кровоточащей губой и пустыми больными глазами. Потом опять поплывет искать новую приманку, лучше прежней. Только вот от губы у него почти ничего не осталось. Цепляться нечем. Этот окунь обречен. Он всегда будет срываться. А у налима губа прекрасная, большая и крепкая. Ни один крючок её не царапнул. Конечно, та приманка была очень вкусной и налим мог бы её схватить, но он знал, что поступил правильно. Ему было немного жаль времени, потраченного на разговор с глупым окунем, и он решил больше ни с кем не спорить. Налим плыл по течению и наслаждался покоем, разрезая громадной нетронутой губой плоть реки. Верный своей привычке, он внимательно смотрел по сторонам и часто оглядывался назад. То тут, то там глупые рыбешки хватали приманку и исчезали. Возвращались далеко не все. «Жаль их, глупых», — устало подумал налим и… попался. В сеть. Он ведь часто оглядывался назад.

© ninniku, 1982 г.
ninnikuninnikuninniku


Имя:
Сooбщение:
















Хостинг «Макснет Системы»