Сказка о потерянной жизни.
(ninniku, 2002 г.)

Часто думаю о «потерянных жизнях». Много людей, заброшенных судьбой, обойдённых любовью. Но когда смотрю на детей, не верю, что кого-то из них может изломать жизнь. Они чудесные и сказочные существа. И пришли сюда, чтобы радоваться жизни. Однажды я получил урок. Наверное, Жизнь решила дать ответ на мучающий меня вопрос. Пусть так необычно и неожиданно, но, видимо, я был готов к нему и не смог пройти мимо. Я видел безногого бича, сидящего под окнами моей конторы. И в дождь, и в жару он жил, и ел, и спал прямо на асфальте. Это было тяжёлое ежедневное зрелище. Как-то я не выдержал и через дежурного офицера вызвал милицию. Они убрали бича, но через день он появился снова. Как заноза, как нарыв напоминающий. В один из дней я выскочил по делам и, возвращаясь, увидел, как трое таких же, как он, замшелых бичей пришли его покормить. На газете лежала нехитрая снедь: помидоры, хлеб, чекушка водки. Один из них аккуратно разглаживал газетку прямо на земле, чтобы удобно было разложить еду. В этом движении было столько трогательной заботы, что у меня вдруг навернулись на глаза слёзы. Я подумал о том, что он может быть счастливее многих из нас, — есть люди, которые его любят и заботятся о нем. Многого этот человек лишён, но не лишён дружеского тепла. Долго находился под впечатлением от этой сцены. Думал, думал и думал. Постепенно стала складываться картинка. Сложная и ничем не проверяемая, но гармоничная, красивая. А для меня — это верный знак истинности. Я не готов спорить и доказывать. Просто опишу её. Заключительным звеном в длинной цепочке рассуждений и образов стала живая картина, вставшая перед глазами неожиданно. Частенько я стал после работы ходить на берег моря, чтобы как-то избавиться от груза проблем, растворить их созерцанием красоты заходящего солнца, игры цветов на морской воде и облаках. Ощущение одиночества в эти минуты сильно, но не обременяет, потому что временно. Есть куда податься, и знаю, что нужен. И тем не менее… Взяв баночку пива, поднялся в сопку и пристроился на видовой площадке. Закурил сигарету и стал смотреть на море. Расслабился, и мысль потекла свободно от темы к теме. И вдруг яркая сцена возникла перед внутренним взором, я ухватился за неё и стал быстро продолжать думать, представляя. Сопротивления не было. Все шло как по маслу, и за пять минут я прожил чужую жизнь. Две жизни. А может и больше.

Я стоял над этим дурно пахнущим телом и ничего не мог поделать. За спиной стоял Учитель. Сознание человека угасало. Никого рядом не было. Шалаш в глухом углу, в распадке между двумя сопками. А ведь за лесом, в паре сотен метров, огромный микрорайон, тысячи жителей, машины, магазины, даже поликлиника. Но здесь стояла тишина. У него не было ощущения боли. Оно давно притупилось. Но не было и силы двигаться. Руки и ноги не шевелились. Уже много дней он не ел и не пил. Странно, что сознание его было закрыто для меня. Ни сочувствием к нему, ни усилием воли, ни психотехникой я не мог проникнуть. Висела тишина. И было спокойно. — Наверное, так лучше, — подумал. — Потерянная и никому не нужная жизнь. — Природа не знает потерянных жизней! – мысль Учителя легла на сердце неожиданно. Немой вопрос повис в воздухе. — Я покажу тебе кое-что, но выводы делай сам, — ответил Учитель. Далеко, очень далеко… Толпа гостей в гостиной чествует хозяйку, красивую пожилую женщину. Дети затеяли игры, кто-то снимает всё на видео. Дочери прибирают со стола, готовятся пить чай с тортом. Мужчины вышли покурить. И никто не заметил, как именинница тихо выскользнула в спальню. Она отодвинула иконку в углу и достала маленький альбом. Я стоял рядом, но она не чувствовала, я знал, как себя вести. Вместе мы рассматривали старые фотографии. Вот она с родителями, вот — в школе, вот — с друзьями в институте… Когда все фотографии были просмотрены, женщина достала одну очень старую карточку, на которой был изображён вихрастый, красивый юноша в полосатой футболке, лёгких светлых брюках и сандалиях. Гордый взгляд и уверенная улыбка привлекали. Она погладила фотографию и тихо улыбнулась. Я почувствовал густую волну тепла и любви. Стало легко и приятно дышать, на комнату, как облако, опустился покой. И вдруг тут же рядом перед глазами открылась картинка с шалашом. Бесчувственное тело зашевелилось, точнее завибрировало. И я понял, что юноша на фотографии — это был он, умирающий бич. Так странно, два разделенных пространством человека оказались связаны в единое целое. Женщина заплакала, совсем беззвучно. Она прижала снимок к груди и уснула. В дверь заглянула младшенькая дочь и исчезла. Через минуту вошёл отец и, заботливо прикрыв именинницу пледом, тихонько вышел. Женщина спокойно и глубоко спала, улыбаясь во сне. Рядом я видел одинокого умирающего бича. Казалось, они лежали бок о бок. И вдруг на картину с шалашом наложилась другая. Штормовое море, большой пассажирский теплоход, уверенный в себе капитан на мостике отдаёт команды, коротко и быстро. Даже весело. Неуловимые черты с фотографии заметил я в его лице. Отдав распоряжения, капитан прошёл в свою каюту, где на столе стоял в рамке снимок его семьи. Две девочки и красивая женщина, очень похожая на ту, что лежала сейчас в спальне. Все три сцены одновременно проходили передо мной, и я чувствовал их неразрывную связь. — Он когда-то мечтал стать моряком. Она знала это и верит, что так и случилось, — голос Учителя был спокоен, прост, без эмоций, хотя на мгновение мне почудилась искорка нежности. — Иллюзия? Что толку в этом? – мне было трудно справляться с ощущением трагедии двух людей. — Ты говорил о «потерянных жизнях». Знаешь ли ты, в чьем сердце живешь? — В этом случае мне все очевидно. Но ведь сколько жизней обрывается в одиночестве? Сколько злодеев, пустых людей, мёртвых сердцем! И что из того, что кто-то помнит их? Ведь есть же действительно «потерянные жизни»? — Я таких не знаю. Ищи. Если Учитель так сказал, значит, долгий опыт жизни убедил его в этом. Мне нужно было время и одиночество, чтобы продумать пережитое только что. Я висел над любимым городом и пытался понять. Мне чудились миллионы связующих нитей, которые густой сетью накрыли город. Разные они были: и симпатии, и антипатии, и ненависть, и любовь. Они пересекались, как провода, искрили, гудели как единое, мощное поле силы. Найти существо, которое не было бы ими повязано, наверное, было невозможно. Но это не давало ответа на главный вопрос — может ли жизнь быть «потерянной», лишённой связи? Я видел существ, иссечённых чёрными плетьми, которые в них черпали свою силу. Видел согнутых высоким напряжением борьбы противоборствующих сил: чёрные, золотые, красные, синие, фиолетовые нити сплетались в клубки, порождая искры и взрывы. И никто не был свободен от них. Эти лучи рождались неожиданно и устремлялись к сердцам людей, иногда пресекаясь, иногда усиливаясь взаимной связью или встречной силой. Я быстро устал. Сердце и мозг были перегружены виденным. — Это кажется, всё это кажется мне! Сколько жизней без любви, без радости, без тепла, без света! — И что? — Учитель вновь был рядом. — Без этого пропала жизнь. Сердце умерло — и нет познания, нет и жизни, нет будущего! Учитель промолчал. И задумался. Я стоял рядом, и сердце успокаивалось. И вдруг вспомнил свою жизнь. Когда пресеклась нить давней любви и открылась живая рана, сердце стало чернеть от боли обиды и ненависти. Но в этом состоянии открылось удивительное свойство черпать силу от простого вздоха, игры солнца, снега, звуков цикад, пения птиц и многого другого. До меня стало доходить, что это были посланцы любящих меня сердец! Которых я и не знал. Я отчетливо вспомнил улыбку пробегавшей мимо девушки, добрый взгляд старика. Они чувствовали моё состояние, протянули нить любви, поселив мой образ в своем сердце. Я вспомнил, как тянулись ко мне совсем посторонние люди, те, которых я и не знал совсем, когда на секунду прекращалась тёмная пытка и сердце озарялось светом. Каким касанием я вошёл в их жизнь? Разве могу учесть и знать? А когда был малышом, сколько рук ласкало меня и сколько душ я осветил видом одним своим? Сколько сердец унесли с собой мой образ? Можно ли учесть? Кто и когда вспомнит меня? Как предположить и достоверно знать? Вспомнил мечты свои. Сколько людей усилило свою решимость моими желаниями и достигло цели? Они и сами не знают, кому благодарны, но в беде моей послали свои добрые искры: «Всё будет хорошо!» — Будет, как должно быть! Иначе и не будет! — пытался уравновесить себя, но не получалось. Благодарных сердец было больше, чем я мог даже предположить. А сколько образов я ношу в своём сердце? Десятки и сотни, если не тысячи! На чей запрос откликаюсь? Могу ли знать! Где бродят мои порождения? Вспомнил свою тягу к одиночеству и бродяжничеству. Кто её воплотил? Где этот неведомый странник? Не тот ли бич, что умер у меня на глазах? Ведь недаром Учитель привёл меня к нему? За кого я ответственен? За чью судьбу? Кто слепил меня, и чьи мечты я воплотил? А чьи отверг? Не десятками, не тысячами, а миллионами нитей живых мы связаны. И погибшие сердца не погибшие вовсе, а лишь уснувшие. И их живая искра ушла к кому-то другому, но помнит своего «родителя». Так же и с чёрными мыслями, но не вечны они, гибнут вместе со своим «хозяином», нет им места в вечности. — Спасибо, Учитель. Я понял. Природа не знает «потерянных жизней». Каждая жизнь — воплощение чьей-то мечты. Пусть исковерканная, изломанная, но светлый её огонек хранится до срока в чьем-то живом сердце! Учитель улыбнулся и ничего не сказал. И я увидел картину будущего. Усталый капитан вошёл в свою каюту. Погладил облик жены и детей на фотографии. Подумал: «Надо позвонить, соскучился!» — Привет, ну как ты, как девчонки! — Тебя ждём. Оленька тебе подарок приготовила. Люся скоро возвращается с практики, — голос женщины дрожал. Чувствовался трепет радости и грусти одновременно. — Ну, потерпи! Скоро буду. Как Сергей? Справился с проблемой? — Да, спасибо тебе передает. Устроился на хорошее судно. Ушёл вчера. Встретимся нескоро, — женщина уже справилась с собой. Голос любимого привел её в чувство привычной бодрости. — Ладно, — смех, — сочтёмся. Не тоскуй! Сама хотела брата в море отправить! — Да он сам пищал! Хотел, как ты! — Муж! Бывший муж! — я оглянулся на Учителя. Он кивнул. — Как причудливы людские судьбы! Как мудра жизнь! Подумать только. И всё спокойно в этой жизни. А если бы в прошлой они пересеклись и возникла бы ревность? Сколько боли и страданий родилось бы? — Не всё так просто. Много мы не знаем. Как воплотились их мечты и чья оказалась сильнее, как пережили они столкновения? Многое им предстоит. — А будет ли так на самом деле? — Откуда знать? Ты видишь слепок мечты! А чтобы мечта стала жизнью, Провидение посылает… — Чёрного Ворона! — сердце напряглось от сознания грядущей битвы сердец, которые стали уже мне близки. — Мощь его хорошо мне знакома! Однажды я проиграл ему битву. Несмотря на знание и силу данную, всё-таки не смог одолеть его чёрное пламя. Поэтому на время я запретил себе путь Любви. Мне вновь захотелось погрузиться в одиночество и пережить давнюю боль. Справиться с ней. Теперь будущее этих людей заиграло совсем другими красками. Я почувствовал мощь жизни, насыщенность судьбы и Путь провидения. — Господи! Благослови их на битву и победу! Ведь Ты не знаешь «потерянных жизней»!

© ninniku 14 октября 2002 года.
ninnikuninnikuninniku


lasitsa alena«Сказка о потерянной жизни»22:3607.03.2009
where to send money?
lasitsa alena
Галина«Сказка о потерянной жизни»14:4620.01.2011
Спасибо!!!!!!!

Назад[1] Далее
Имя:
Сooбщение:
















Хостинг «Макснет Системы»